Пальцев на руках хватило бы

Почему у человека пять пальцев, а не, скажем, четыре или шесть?

У человека на руках и ногах по пять пальцев, потому что именно столько пальцев было у обезьян, от которых мы произошли, а обезьяны унаследовали пятипалые конечности от своих предков, и так далее, вплоть до древних амфибий, живших более 300 миллионов лет назад. По-видимому, общий предок всех современных наземных позвоночных имел пятипалые конечности. Иными словами, пятипалая конечность — это примитивное, исходное строение конечности для всех наземных позвоночных. У большинства видов, включая человека, это строение сохранилось по сей день.

У некоторых позвоночных произошло уменьшение числа пальцев или даже полная их утрата, иногда вместе с самими конечностями. Обычно это происходило у тех животных, которым по каким-то причинам некоторые пальцы начинали мешать, становились «лишними». Например, у предков лошадей на среднем пальце развилось большое копыто, сам палец сильно увеличился, а остальные пальцы стали не нужны, они только мешали росту среднего пальца, и постепенно исчезли. У предков человека, видимо, не возникало таких ситуаций, чтобы какие-то пальцы стали «лишними». Поэтому они все и сохранились.

Вопрос, стало быть, сводится к тому, почему у общего предка всех современных наземных позвоночных конечность была именно пятипалой. Ученые на сегодняшний день считают, что никаких специальных причин для этого не было. Пятипалая конечность не имеет каких-то принципиальных конструктивных преимуществ по сравнению с четырех- или шестипалой. По-видимому, пятипалость закрепилась в эволюции позвоночных чисто случайно.

Среди древнейших ископаемых четвероногих, как выяснили палеонтологи, были формы с другим числом пальцев: например, у ихтиостеги было по семь пальцев на задних ногах (передние не сохранились), у акантостеги было по восемь пальцев на передних лапах и как минимум столько же — на задних. Ноги произошли от плавников рыб, пальцы — от лучей этих плавников, а число плавниковых лучей у тех рыб, от которых произошли наземные позвоночные, было изменчивым.

По всей видимости, у древнейших наземных четвероногих число пальцев на ногах тоже варьировало. Случайно получилось так, что именно пятипалые формы дали начало всему разнообразию современных четвероногих, а животные с иным числом пальцев вымерли. Но они вымерли, скорее всего, не потому, что у них было неудачное число пальцев, а по каким-то совершенно иным причинам, в связи с какими то другими, более существенными «недостатками» своего строения. В принципе, вполне могло «повезти» не пятипалым, а, скажем, семипалым древним амфибиям. И тогда, может быть, у людей сейчас было бы по семь пальцев на руках.

elementy.ru

Задача №1 «Я на пальцах считал, а пальцев не хватило. «Разуйся»

Приложение 4. СБОРНИК ТЕКСТОВЫХ ЗАДАЧ

-Стой! — сказала она.

Анна Федоровна повернула его к себе спиной, содрала со спины бумажку.

-Держи, Лохнесское чудовище».

( Э. Пашнев. Белая ворона)

Это была шутка, но Мишка Зуев не засмеялся, и никто в классе не засмеялся. Ее шутки не вызывали смеха, может быть, потому, что говорила она их небрежно, между прочим. Она считала свою неэффектность достоинством. Ни ума, ни остроумия своего она никому не навязывала, как другие».

«- Тихо! — сказала Анна Федоровна, глядя в окно. Она еще некоторое время не оборачивалась, потом вздохнула.: — Плохо написали, рыбыньки. Киселева — более или менее, Жуков. Не вертись, Куманин! Что ты, Жукова никогда не видел? Где твоя тетрадка? Почему ты не сдал сочинение? Кошка съела?

— Спроси у Давыдовой. У нее прошлый раз кошка съела сочинение.

В классе заулыбались.

— Ну, помяукай, Давыдова, помяукай, — сказала насмешливо учительница. -Мы подождем.

Класс пришел в восторг».

«-Веселья у нас хватает. Тихо, Куманин, разошелся. Сам не написал, так послушай. Как другие пишут. «Образ Пьера Безухова по цвету — квадратный, темно-синий с красным. Образ Бориса Друбецкого — узкий, серый». В классе дико захохотали.

— Как это тебе удалось увидеть, что Пьер Безухов квадратный по цвету?

Дети ушли. Она слышала топот по коридору, он отдавался у нее в висках. «Как же это можно? Это вызов, прямое оскорбление. Не мне! Это оскорбление не мне! — Она ухватилась за спасительную мысль. — Это же они не от меня убегают. Это они от Великой Русской Литературы убегают. Катитесь, рыбыньки! Пушкин и Лев Толстой за вами не побегут».

«Анна Федоровна пыталась объяснить свои неудачи в школе неудачами в личной жизни. Она уже не винила в происшедшем только ребят. Им неинтересно. Раньше было интересно, а теперь неинтересно. Потому что раньше она была счастлива. Какой она тогда приходила в школу. Выучивала наизусть огромные куски из «Войны и мира». «Наташа Ростова на балу», «Наташа Ростова в Отрадном». « Послушайте, — говорила она, — как гениально это написал Лев Толстой. Наташа пела, а Николай (в тексте — Петя) испортил песню. Он вбежал и крикнул: «Ряженые пришли!» Наташа упала на диван и крикнула: «Дурак, дурак!»

— Я ему так доверяла, так доверяла, а он реактивы украл. Он мне, знаете, вот так в глаза заглядывал.

Анну Федоровну учительница химии раздражала тем, что наряжалась в

-Так, — сказала Анна Федоровна, нервно поднимаясь. — Давайте разберем. Чего в книжке нет?

Все молчали, не могли понять, чего она добивается.

— Самовара нет. Барабан есть: «Давайте! Давайте! Поможем нашим кочегарам!» А самовара нет.

«Самовар» выскочил нечаянно. Она позволила в минуту досады стать тем человеком, каким всегда была наедине с собой. Анна Федоровна вспомнила самовар бабы Горпины ( «Железный поток» А. Серафимовича). Эта простая женщина бросила самую дорогую вещь, какая у нее была, — самовар. И когда она ратовала за Советскую власть, ей верили. Она не просто так говорила, она самовар ради этой власти бросила. Вот этого-то «самовара» и не было в стихах, а были слова, слова, не обеспеченные душевным волнением.

— Если прочитаешь книгу и чувствуешь тоску?

Худощавый блондин с ярко-синими глазами и круто изогнутым чубиком на лбу произнес свысока:

— А о чем же у нас пишутся книги? Соцоптимизм.

(М. Прилежаева. Осень)

«. Блоковские часы. А пушкинские, лермонтовские? Да что! Она любила все в школе. Вот входит в класс, вся в предчувствии чего-то единственного. Им, своим сегодняшним ученикам, она открывает Блока впервые. Всегда впервые. И сама вместе с ними всякий раз переживает как бы первую встречу.

— Читаете сама? А для чего у нас кабинеты, оборудованные по последнему слову методики?

Ольга Денисовна не спорила. Зачем? Все равно не поймет, для чего ей надо читать Блока самой и притом глядеть им в глаза.

— Почему ты выбрала именно эти стихи?

Ольга Денисовна подходит, молча гладит курчавую потупленную голову. Она-то, учительница, считала эту грустную чернушку обыденной!

— А ты, Елена Прекрасная, что прочитаешь?

Обыкновенно прозвища даются учителям. Здесь, наоборот, Ольга Денисовна сочиняет им прозвища. Кого только нет в ее классах?! Королевич Елисей и Василиса Премудрая, Кошка, которая ходит сама по себе, Рассеянный с улицы Бассейной.

— А ты, слабый пол, что голову в плечи втянул, как черепаха? Давай-ка читай.

Встает парень, довольно-таки нескладный верзила, мнется, бормочет стихотворение.

— Что тебя тронуло в нем?

Поднимаются руки. Одна, две, три. Вот это радость, плата за труд».

— По какой мне идти? Давно задавала себе этот вопрос, но отмахивалась, пряталась от него. Теперь все — прятаться нельзя. Надо идти, а не могу, не знаю. Школа заставила меня знать все, кроме одного — что мне нравится, что я люблю. Мне что-то нравилось, а что-то не нравилось. А раз не нравится, то и дается трудней, значит, этому ненравящемуся и отдавай больше сил, иначе не получишь пятерку. Школа требовала пятерок, я слушалась и. и не смела сильно любить. Теперь вот оглянулась, и оказалось — ничего не люблю. Ничего, кроме мамы, папы и . школы. И тысячи дорог- и все одинаковы, все безразличны. Не думайте, что я счастливая. Мне страшно. Очень!»

«. Мы хотели наслаждаться синим небом, а нас заставляли глядеть на черную доску. Мы задумывались над смыслом жизни, а нас неволили — думай над равнобедренными треугольниками. Нам нравилось слушать Владимира Высоцкого, а нас заставляли заучивать ветхозаветное: «Мой дядя самых честных правил. » Нас превозносили за послушание и наказывали за непокорность Я из тех, кто ненавидит ошейник с веревочкой. »

«- Вы никогда не требовали от учеников — заучивай то-то и то-то, не считаясь с тем, нравится или не нравится? Вы не заставляли — уделяй ненравящемуся предмету больше сил и времени?

— Да, ребятам нравится собак гонять на улице, в подворотнях торчать, в лучшем случае читать братьев Стругацких, а не Толстого и Белинского. Вы хотели, чтобы я потакала невежеству?

— А в каком году Лев Толстой закончил свой капитальный роман «Война и мир»?

— Право, не скажу точно. Если прикинуть приблизительно.

И Ольга Олеговна с прежней решительностью снова обратилась к Зое Владимировне:

— Мы с Иваном Игнатьевичем забыли дату рождения Гоголя, почему она должна остаться в памяти учеников? А ведь из таких сведений на восемьдесят, если не на все девяносто девять, процентов состоят те знания, которые вы, Зоя Владимировна, усиленно вбиваете. Вы и многие из нас. Эти сведения не каждый день нужны в жизни, а порой и совсем не нужны, потому и забываются. Девяносто девять процентов из того, что вы преподаете! Не кажется ли вам, что это гарантия будущего невежества. Теперь я пришла к убеждению, что такое преподавание не проходит безнаказанно. И не только невежество — его последствия. Преподносим неустойчивое, испаряющееся, причем в самой категорической, почти насильственной форме — знай во что бы то ни стало, отдай все время, все силы, забудь о своих интересах. Забудь то, на что ты больше всего способен. Получается: мы плодим невнимательных к себе людей. Но если человек невнимателен к себе, то вряд ли он будет внимателен к другим. Сведения, которыми мы пичкаем школьника, улетучиваются, а тупая невнимательность остается. С одной стороны — устаревшие программы, с другой — косные привычки самих преподавателей. Я просто хочу, чтобы учителя открыли глаза на опасность. Так ли уж редко мы выпускаем людей ничем не интересующихся, ничем не увлеченных? Но должны же они занять чем-то себя, свой досуг. Хорошо, если станут убивать время безобидным забивание «козла», ну а если водкой. Мало ли мы слышим о пьяных подростках! Вспомните нашумевшее два года назад судебное дело. Три подгулявших сопляка семнадцати-восемнадцати лет среди бела дня на автобусной остановке пырнули ножом женщину. Так просто, за косой взгляд, за недовольное слово — трое детей остались без матери».

( В. Тендряков. Ночь после выпуска)

— Ну а как быть с остальными. — спросила Ольга Олеговна. — С теми, кто не оказался достойными твоей любви?

(В. Тендряков. Ночь после выпуска)

— Стоп!- перебил Решников.- По стандарту. Бездушная кинолента, выдающая всем одинаковую порцию знаний. Да ведь мы с тобой только тем и занимаемся, что стараемся приноровиться к каждому в отдельности ученику — один успевает быстрей, другой медленней, третий совсем не тянет. Да что там говорить, обучать живых, нестандартных людей может только живой, нестандартный человек».

( В.Тендряков. Ночь после выпуска)

— Черырнадцатого декабря, в день восстания, многие солдаты, раненые в том числе, перешли Неву по льду — от Сенатской площади. Кадетский же корпус был прямо напротив нее. Ну и кадеты спрятали у себя бунтовщиков. Оказали им помощь, конечно, накормили. Наутро в корпус сам император приезжает, представляете, и ну генерала чихвостить. И что же — генерал! — на другой день! — после восстания! — говорит разъяренному императору про своих кадетов? «Они так воспитаны, ваше величество: драться с неприятелем, но после победы призревать раненых, как своих». Видите, какие славные учителя были до нас с вами, дорогие друзья! Так что нам-то, как говорится, сам Бог велел».

(А.Лиханов. Благие намерения)

— А если я не хочу быть учителем? — спрашиваю я с места. — Тогда как?

Дисциплина разболталась. Опять они безобразничают на уроках!

-Боже мой! — бормочет директор. — Неужели опять?

-Ох, Андрей, у меня уже просто руки опускаются! Сколько раз я ей говорил! Но знаешь, ее надо понять — у нее сейчас неприятности дома, помнишь, я тебе в прошлый раз говорил.

Директор молчит, лицо у него несчастное, он вот-вот заплачет, будто он не директор, а маленький обиженный мальчик.

— Да ладно вам! — говорю я. — Чего вы, в самом деле! Чем плакать, лучше бы попробовали разобраться, что там к чему, в этой вашей педагогике! Это же просто!

Наверно, надо просто любить своих учеников.

— Ты с ума сошел! — испуганно бормочет он. — Разве это просто?!

Я не отвечаю, пишу дальше.

— Обратите особое внимание на поведение Анны Михайловны, — выговариваю я ему. — Вчера она.

— Вы! — наконец произносит он. — Как вы смели?! Как могли, а?!

Анна Михайловна с ходу начинает шмыгать носом.

— Я больше так не буду. — обещает она. — Понимаете, он.

И тут звенит звонок. Я сдаю свой листок Анне Михайловне».

— Вьюник, не смотри на Князева.

Она могла бы сказать: «Вьюник, слушай урок». Или: «Вьюник, не вертись» Но она сказала: «Вьюник, не смотри на Князева».

«Открывая дверь в учительскую, я услышал раздраженный разговор и невольно поморщился — каркающий голос Евгения Сергеевича Леденева, преподавателя литературы в старших классах. Он окончил московский вуз, привез с собой столичные (последнего образца!) взгляды и столичную самоуверенность. Он не стеснялся в открытую ругать не только утвержденные программы обучения — их все помаленьку поругивают! — но клянет всю систему просвещения: классы устарели, урочный подход — анахронизм, отец существующей педагогики Ян Амос Каменский — трехсотлетняя давность!

Язык и литература — мура. Я надеваю темные очки, чтобы спать во время этой муры. Мура-вей.

Я чувствую в глубине души, что должна быть более глубокая связь между учителем литературы и учеником, потому что этот предмет доходит до самого сердца.

. Я лично не возражаю против плохих учителей, но некоторые их привычки меня изводят. Например, сосет свои очки (Лумис), хлюпает носом (мисс Пастерфилд), каждый день надевает одно и то же платье (миссис Льюис). Не забудьте, что мы должны смотреть на них весь урок. Учителям нужно зеркало в глубине класса, чтобы они видели, какими мы их видим.

я хочу выбросить все это из головы.

Жуткий человек эта Крючок, надо ж было, чтоб первый урок — и сразу история.

У Горшкова и Сусекина нету, — сказала Света Щеглова.

У Тухметдинова и Лисовского, — сказала Лена Анфимова.

У Алмировой, Назарова и Забуги, — сказала Наташа Соловьева.

Дневники на стол, — велела Чекушка (кличка учительницы), — а сами встаньте к стене «позора».

«Стеной позора» называлась в кабинете длинная стена, у которой те, кто не выполнил домашнего задания, проводили время от своего разоблачения до звонка.

Изнутри закрыто, — прозвучало за дверью.

Там сидит, козел.

Географ, открывай, хуже будет.

Дверь распахнулась, едва только Служкин сдвинул шпингалет. В класс с ревом, воплями и грохотом ринулась толпа девятиклассников. Впереди прорвались пацаны, пихая друг друга и выдергивая из давки портфели. Служкин молча сел за свой стол. Девицы, проплывавшие мимо него вслед за пацанами, с интересом оглядывали нового учителя.

Привет!- запищали с задних парт.

Я вижу, класс у вас развеселый,- заметил Служкин.- Давайте знакомиться. Меня зовут Виктор Сергеевич. Я буду вести у вас географию.

А че не Сушка? – крикнули с задних парт.- Сушка баще.

Комментарии оставьте при себе,- предупредил Служкин.- Иначе комментаторы вылетят за дверь.

На комментаторов угроза не произвела никакого впечатления.

«- Ну что, красная профессура, готовы? – бодро спросил Служкин.

А мне неинтересно, — нагло заявил Скачков.

А кому интересно? – удивился Служкин. – Мне, что ли?

— Так увольняйтесь, — с первой парты посоветовал верзила Старков, кандидат в медалисты.

Тогда выкладывайте по штуке на парту – и свободны.

Денег у 9-А не оказалось…

Зачем, Виктор Сергеевич, мы вообще учим эту ерунду, морально устаревшую сто лет назад?

Возьми, Старков, учебник и посмотри в нем на последней странице фамилии авторов, — посоветовал Служкин.- Есть среди авторов фамилия Служкин?

Нету меня, — после паузы сказал Служкин. – Тогда я не понимаю, Старков, почему ты задаешь этот вопрос мне.

— Хорошая отмазка, — одобрил Старков.

А что вы делали? Стихи писали? – не унимался Старков.

Маненечко было, — кивнул Служкин».

(А.Иванов. Географ глобус пропил)

Я вчера, Любовь Петровна, в очереди простояла и не посмотрела 62-ю серию «Надеждою жив человек», — пожаловалась пожилая. – Что там было? Урсула узнала, что дочь беременна?

-Нет, еще не узнала, — рассказала старая. – Письмо-то Фернанда из шкатулки выкрала. Аркадио в больницу попал, а пока был на операции, она его одежду обшарила и нашла ключ.

У него же эта… как ее?

Ребека, которая Амаранту отравила, — подсказала молоденькая.

Вот… Ребека же у Хосе остановилась под чужим именем, а он ее так и не узнал после пластической операции.

Почему? Он же подслушал ее разговор с Ремедиос…

Он только про Аркадио успел услышать, а потом ему сеньор Монкада позвонил и отвлек его.

Я бы на месте Аркадио этого сеньора на порог не пустила, — призналась пожилая.

Это потому, что мы, русские, такие, — пояснила старенькая. – А они-то во сколько раз лучше живут? Там так не принято.

Еще бы не лучше! – возмутилась молодая училка. — Фернанда – медсестра, а у нее квартира какая?

Она же на содержании у этого американца, — осуждающе заметила старенькая. – Кормит его одними обещаниями, и больше ничего…

Служкин закрыл журнал, поставил в секцию и начал одеваться».

«Я знаю, что научить ничему нельзя. Можно стать примером, и тогда те, кому надо, научатся сами, подражая. А можно просто поставить в такие условия, где и без пояснений будет ясно, как чего делать. Конечно, я откачаю, если кто утонет, но вот захлебываться он будет по-настоящему.

rudocs.exdat.com

Revenge Is All The Sweeter (Месть сладка) (гет)

– Грейнджер, – брезгливо произнес Блейз. – Та патлатая гриффиндорская всезнайка? – он потер лицо, самодовольная улыбка скривила губы. – Ты хочешь провести всю оставшуюся жизнь прикованным к этому бобру.

Драко резко схватил опешившего итальянца за мантию и сильно встряхнул, почти приподнимая над полом.

– Выбирай выражения, говоря о моей будущей жене.»

  • Читать полностью
  • Скачать архив в fb2 | Скачать архив в ePub | Скачать архив в html | Скачать архив в txt
  • Комментарии
  • Рекомендации
  • Главы:
  • 1 глава. Возвращение на родину
  • 2 глава. В ярости
  • 3 глава. Пробуждение от глубокого сна
  • 4 глава. Кровь и безумие
  • 5 глава. Мудрые советы
  • 6 глава. Как дважды два.
  • 7 глава. Обед в зоопарке
  • 8 глава. Неопределенность.
  • 9 глава. Получить хороший урок.
  • 10 глава. Слишком много мыслей о Малфое.
  • 11 глава. Бесконечный закат.
  • 12 глава. Золушка
  • 13 глава. Хаос.
  • 14 глава. Момент истины
  • 15 глава. Сломанные и разбитые.
  • >16 глава. Хватило бы и на двоих.
  • 17 глава. Правда о лжи.
  • 18 глава. Ясно видеть.
  • 19 глава. Зеленый.
  • 20 глава. Открытие и побег.
  • 21 глава. По второму кругу
  • 22 глава. Эпилог: Счастливый конец.
  • Для любителей клавиатуры:
  • «Ctrl+стрелка влево» — предыдущая глава
  • «Ctrl+стрелка вправо» — следующая глава
    • Большие иллюстрации
    • Маленькие иллюстрации
    • Без иллюстраций

    16 глава. Хватило бы и на двоих.

    — Скажите мне, где она.

    Парвати и Лаванда обменялись нервными взглядами, глядя на напряженную фигуру Драко в проеме двери их дома. Побелевшие костяшки судорожно сжатых в кулаки рук резко контрастировали с его черной мантией. На его лице были написаны ярость и боль одновременно.

    Его вопрос остался без ответа, и девушки отошли, пропуская его в дом, но Драко стукнул кулаком о косяк двери и не двинулся с места.

    — Я не чаи пришел распивать, где она?

    Парвати вздрогнула и, нервно облизав губы, отступила еще дальше, вглубь дома, Лаванда успокаивающе положила ей на плечо руку и обратилась к Драко.

    — Пройди же, не устраивай сцен на глазах у соседей.

    Драко несколько раз глубоко вздохнул, резкими взмахами рук разгладил складки на мантии и широкими шагами вошел в дом. Он встал у своего излюбленного места возле окна, но не стал наслаждаться видом за окном, а уставился на провидиц немигающим взглядом серых глаз.

    — Еще раз повторяю, где она?

    — Мы не можем сказать, Малфой, — тихо произнесла Лаванда, поправив выбившийся из прически локон.

    На лице Драко расцвела ухмылка хищника, почуявшего запах крови своей добычи. Он отошел от окна и подошел к Лаванде и Парвати, нависнув над ними с высоты своего роста.

    Его тон был вежливо-нейтральным, когда он, наконец, заговорил, глядя на Лаванду.

    — Давайте сделаем наше общение наиболее безболезненным для каждой стороны. Скажите мне, где сейчас моя невеста. или вам не придется говорить вовсе.

    — Не угрожай нам! — воскликнула Парвати, и злой взгляд Драко обратился к ней. Девушка опустила голову и посмотрела на руки Драко с тонкими розоватыми полосами шрамов на костяшках пальцев. Слухи о том, как именно появились эти шрамы, успели долететь и до них.

    Ей никогда не нравился Гойл, но даже Парвати было жалко человека, чье лицо пришлось восстанавливать по старым колдографиям. Судачили, что старые школьные друзья что-то не поделили, но Гойл отказался выдвигать обвинения против Драко, а Блейз утверждал, что совершенно не в курсе разногласий между бывшими одноклассниками, когда авроры обратились к нему за разъяснениями.

    Драко проследил за ее взглядом и произнес еще тише:

    — Я не угрожаю. Я сделаю, — он отпрянул от задрожавшей Парвати и побледневшей Лаванды, делая несколько шагов в сторону окна. — Я прослежу, чтобы последнее, что вы услышите — это были ваши отчаянные крики о пощаде и глухой звук собственных ломающихся костей. Но ни одного шрама не останется на ваших телах и ни один аврор не узнает о моей причастности к этому.

    Лаванду совершенно сковал страх, да и всхлипы Парвати, вцепившуюся в ее руку, стойкости не добавляли. Она с силой сжала свободную руку, и ногти впились в нежную кожу. Острая боль немного отрезвила её, разжимая липкие пальцы паники, сжимающие горло.

    — Ты не стал нас слушать, когда мы советовали рассказать Гермионе правду. Ты плюнул на наши предупреждения и теперь стоишь и требуешь информации, на которую просто не имеешь права, — её голос слегка охрип к последнему предложению, а лицо Драко становилось всё темнее, не предвещая ничего хорошего.

    — Она моя невеста и безрассудно сбежала…

    Парвати, вдохновленная речью Лаванды, оборвала его.

    — Гермиона больше не твоя невеста. Она разорвала помолвку, всё кончено. И тебе будет уроком, если она найдет хорошего парня и, наконец, будет счастлива. Она это заслужила!

    Драко зарычал и рванул к ним снова. Парвати в отчаянном жесте загородила собой Лаванду. Драко схватил ее за подбородок.

    — Гермиона будет счастлива со мной. Она просто неправильно поняла мой поступок. Я заслуживаю хотя бы шанса объяснить ей это.

    Парвати мотнула головой, пытаясь освободится из его хвата. Не получилось. Лаванда сзади крепко держала ее за плечи, что добавило ей решимости.

    — У тебя был шанс. Ты облажался, — проговорила Парвати, прямо глядя ему в глаза. — У тебя было несколько месяцев и куча возможностей всё ей объяснить. Но ты ни черта не сделал. Ты сам во всем виноват, и мы не будем тебе помогать затащить Гермиону в сети не желанного ей брака.

    Ей ответила абсолютная тишина, и на секунду Парвати подумала, что смогла достучаться до разума Драко Малфоя. Её надежда оказалась не долгой.

    Драко выхватил палочку, а Парвати ощутила, как словно тонкая металлическая игла вонзилась ей в висок и перед глазами с бешеной скоростью побежали картины ее прошлого. Она попыталась сопротивляться, но боль в голове только усилилась, и Парвати оставалось только с ужасом наблюдать как ее воспоминания — светлые, мрачные, интимные — нещадно просматривают и откидывают как не нужные. Казалось, что это насилие длилось несколько часов, хотя в реальности прошло лишь несколько мгновений. Наконец, истязание прекратилось и обессиленная Парвати кулем упала на пол, потеряв сознание.

    Лаванда, не сумевшая удержать подругу, упала на колени рядом с ней. Драко схватил ее за волосы и, не дав возможности вымолвить ни слова, вторгся и в ее разум.

    Перед его глазами вновь побежали чужие воспоминания. Откидывая мысленно каждую картину прошлого в сторону как ненужные бумаги со стола, Драко всё больше мрачнел. Они ничего не знали о местонахождении Гермионы! Несколько бессмысленных обрывков информации, которая и так была ему известна, куча разговоров о возможностях развития событий и всё!

    Он отпустил Лаванду, и она упала рядом с Парвати. Драко перешагнул через двух измученных провидиц. Применение легилименции оказалось столь же бесполезным, как и они сами. Они ни черта не знали, а строили из себя… Впрочем как и все, кого он успел опросить за прошедшие три дня, пытаясь отыскать Гермиону.

    Гнев и разочарование не могли вытеснить панику, что последние дни терзала его. Мысли одна страшнее другой мучили его. Гермиона наверняка в опасности! Молодая красивая женщина одна шляется не знамо где. И никто! Никто не знает где её искать. То, что Гермиона может быть не одна, а в компании какого-нибудь мужчины, который её утешает, помогает улаживать дела и всячески поддерживает, пугала его еще больше.

    Все эти дни, что он возвращался домой после бесцельных поисков, только всё больше позволяли ледяным тискам одиночества сжимать его сердце. Он никогда не понимал, насколько большое место в его жизни занимала Гермиона, пока она не ушла. Даже во время его добровольного изгнания на время войны, она незримо присутствовала в его жизни, напоминая о себе статьями из газет, радиорепортажами, да просто не значащими обрывками разговоров его знакомых. Ее успехи и неудачи всегда были неотъемлемой частью жизни Драко Малфоя.

    И никогда как теперь он не чувствовал себя настолько одиноким. За эти дни он едва видел Блейза, который буквально в этот же день вернулся в свой особняк, хотя его слуги еще не до конца вернули дому первозданный вид и во многих комнатах присутствовали следы потопа. Забини можно сказать его бросил, оставив в социальной изоляции, когда исцелил его руки и переправил бессознательного Гойла в больницу Святого Мунго.

    Он не услышал от него и слова сочувствия. Да, в той ситуации он был не готов никого слушать, но теперь. Блейз не спросил его, ни что произошло, ни чем он может помочь, он просто слинял, как крыса с тонущего корабля.

    Даже Нарцисса отказалась разговаривать с ним. Она увидела жестокость, на которую способен ее ребенок, и Драко сомневался, что в ближайшее время услышит ее голос, да и разрыв с Гермионой только подлил масла в огонь.

    В его офисе сотрудники переговаривались не иначе чем шепотом, избегая даже смотреть на своего начальника, когда он появлялся на работе. Но в его отсутствие сплетни о неудавшемся романе с Гермионой Грейнджер были любимой темой для обсуждения. Его секретарь старался свести общение с начальником к минимуму и едва осмеливался напоминать ему о графике встреч, когда он не явился на несколько заседаний и важных переговоров. Драко было не до своей работы — он переворачивал страну в поисках Гермионы.

    В первый же день, поддавшись панике, он помчался в квартиру Гермионы, но обнаружил только агента по недвижимости, показывающего квартиру какой-то молодой маггловской паре и много пустого пространства. Было видно, что Гермиона рванула с насиженного места и ушла в подполье.

    Он обшарил все ее старые прибежища, любимые места, а ее друзья самодовольно открывали двери, показывая, что не укрывают беглянку.

    Драко даже нашел старый дом ее родителей, дом ее детства, надеясь, что она укрылась в нем, желая вернуться в счастливые воспоминания о любви и безопасности. Когда он появился перед домом, то понял, что напрасно надеялся. Дом и сад были в хорошем состоянии: видимо по просьбе Гермионы кто-то ухаживал за ее собственностью, но в остальном дом производил впечатление пустовавшего много лет жилища. Внутри вся мебель была покрыта белыми простынями, на которых лежал нетронутый никем слой пыли. Все комнаты были пусты, а глухой скрип половиц отдавал отчаянием.

    Воздух был затхлый и стоячий.

    От безысходности его затопил гнев, и он еще долго пинал и крушил мебель в доме ее родителей. Всего несколько недель отделяли его от успеха, и, если бы не предательство Гойла, Гермиона всё ещё была с ним!

    Выпустив разочарование наружу, он уселся на пыльный пол, тяжело дыша.

    Хотя он мог признаться в этом едва самому себе, Драко скучал по Гермионе почти до безумия. Все предыдущие дни его мучили кошмары, что Гермиона убегает от него, а потом возвращается в магический мир будучи замужем за другим мужчиной, беременная чужим ублюдком. В последний раз, проснувшись от этого кошмара, покрытый липким холодным потом его отчаянно вырвало. Никогда его так не пугала собственная кончина, чем жизнь с таким знанием.

    Именно тогда он и решил обратиться к провидицам, но и они оказались бесполезны.

    Если он не найдет её раньше, чем истечет срок, отведенный законом о браке, то потеряет её навсегда. Его принудительно женят на какой-нибудь легкой до наживы девице, а Гермиона будет… где-то там… там, где время и другой мужчина сотрут воспоминания о нём.

    Его горло сжалось от этой мысли, когда он, выходя из дома Лаванды и Парвати, громко хлопнул дверью. Уже хорошо знакомая паника подступила снова. Драко твердо чеканя шаг шел к антиаппарационному барьеру, и окружающая обстановка немного расплывалась перед глазами. Он яростно моргнул, чтобы убрать непролитые слезы.

    Драко не позволил себе заплакать. Гермиона еще не была полностью для него потеряна. пока не была. У него по-прежнему оставался почти месяц, чтобы найти ее. Чуть больше трех недель, за которые он должен был найти ее, попросить у нее прощения и жениться на ней.

    Сожаление сдавило грудь. Эти проклятые провидицы. Как бы они не были пафосны со своими картами и хрустальными шарами, но были правы в одном. Если бы он просто слушал их советы, то сейчас не столкнулся с этим хаосом. Не искал сломя голову без вести пропавшую Гермиону. Нет, он высокомерно решил обойти судьбу и теперь сидел у разбитого корыта, отчаянно пытаясь найти без вести пропавшую невесту.

    Мерлин. как он хотел вновь ее увидеть, увидеть хотя бы в последний раз. Если бы он мог сказать ей только одно, он сказал бы, что любит ее. Драко не говорил ей об этом, сам не до конца веря в истинность своих чувств. Боже, каким нужно быть дураком, чтобы считать, что все его эмоции это смесь страсти и одержимости.

    А теперь его шанс был упущен. Только создатель знает, где сейчас Гермиона. И вернется ли она когда-нибудь.

    Если бы он просто мог усадить её перед собой и всё ей объяснить. Объяснить свои мотивы, рассказать о проклятии, сказать ей…

    . что даже если она никогда не может его полюбить, то это не важно; его любви хватит и на двоих.

    Блейз оторвался от утренней газеты и взглянул на своего дворецкого Каина, который внезапно застыл изваянием рядом с его креслом. На скулах дворецкого играл необычный для него румянец.

    — Да? — откликнулся Блейз, откусывая бутерброд и возвращаясь глазами к статье о разорванной помолвке Малфоя. Блейз не понимал, что мог натворить его друг, раз Гермиона сбежала от него как от авады кедавры, оставив Драко в таком бешенстве. Но пожав плечами, Блейз решил еще пару дней дать своему другу остыть, прежде чем под аккомпанемент утешающих фраз — «это случается с каждым», «всё что ни делается всё к лучшему», «в море еще полно классных рыбок» — потащит его в паб для одиноких волшебников коими они и являлись.

    С приближением окончания срока отведенного законом о браке на поиск подходящего партнера, там будет полно красивых отчаявшихся волшебниц. Которые станут легкой добычей, с ухмылкой подумал Блейз,

    — Сэр, сотрудники обеспокоены и назначили меня поговорить с вами от их имени.

    Блейз удивленно взглянул на Каина, а потом продолжил просматривать газету, надеясь не найти сообщения о пропавших колдомедиках. Еще рано утром он отправил сову в больницу Святого Мунго с сообщением, написанное почерком Кейт (спасибо запретная секция Хогвартса) о том, что она просит отпуск, и оставил записку в квартире Кейт для некого «Бена», где она говорит, что запуталась в их отношениях и хочет побыть одна какое-то время.

    Сомнение, что он не все предусмотрел, еще теплилось в нем, поэтому он еще раз пробежал глазами колонку о пропавших магах. Нет, чисто! Никто не упоминал о ней. Возможно, в конце концов, ему все сойдет с рук.

    — . доносятся странные крики… — проговорил Каин словно бы между делом.

    Блейз отреагировал мгновенно.

    — Что? Что ты сказал?

    Дворецкий глубоко вздохнул и начала свой рассказ заново.

    — Как я уже сказал, сэр, персонал обеспокоен странными криками, которые доносятся, кажется, из вашего личного крыла. Вы сказали, сэр, чтобы никто туда не заходил, но персонал смущают…

    Блейз попытался отмахнуться от чувства вины, которое тонкими ледяными пальцами прошлось вдоль позвоночника, и постарался непринужденно улыбнуться.

    — Ох. не волнуйся. Я. эээ. вернее моя подруга немного поживет у меня, и она любит покричать, ну ты меня понимаешь. — Блейз усмехнулся и поиграл бровями, намекая дворецкому на двусмысленность своей речи, но последний не повел и бровью, сохраняя на лице беспристрастное выражение.

    — Да, сэр, но она все еще кричит. Хотя вас нет рядом.

    — Ну. ей нравится всё драматизировать. Наверно она просто зовет, чтобы я принес ей завтрак, — избегая взгляда дворецкого, Блейз схватил со стола пару булочек и быстрым шагом направился к лестнице.

    Черт побери, ему давно пора усилить чары звукоизоляции на своем крыле. Кейт, должно быть, всплеском стихийной магии сбила его чары и теперь по дому разносились ее крики.

    Пройдя по коридору в сторону своей спальни, он понял, наконец, что именно имел в виду дворецкий. Эта чертовка выла, как сирена воздушной тревоги, материлась, как портовый грузчик, и произносила вдохновенную речь, в которой упоминались его родственники, слуги, сам Мерлин, какие-то неприличные приспособления, продающиеся в Лютном переулке и, конечно же, он сам, причём ему во всей этой комбинации приписывалась неизменно пассивная сексуальная роль.

    Не удивительно, что на щеках Каина играл столь нетипичный для него румянец.

    Блейз ворвался в комнату, вновь накидывая заклинания звукоизоляции.

    — Заткнись! Тебя никто не услышит, — Блейз усмехнулся. — Привилегия собственных апартаментов.

    Кейт зло на него посмотрела и дернула еще раз магические веревки, которыми была привязана к изголовью кровати.

    — Отпусти меня сейчас же, это незаконно! Какой мужик свяжет беззащитную женщину?! Ты…

    А потом вдруг ее взгляд смягчился, а лицо приобрело немного плаксивое и беззащитное выражение.

    — Я… я хочу в туалет. Развяжи меня, пожалуйста.

    Блейз растерялся от такой быстрой смены настроения и уже шагнул в сторону кровати, чтобы отменить заклятие, но потом резко остановился.

    — Ты врешь, — недоверчиво произнес он.

    Кейт метнула в него злой взгляд и фыркнула.

    — В любом случае скоро я точно захочу в туалет, что же мне ходить прямо под себя? — и она снова демонстративно дернула веревки, удерживающие её. На руках Кейт уже образовались красные ссадины, некоторые кровоточили, явно указывая, что последние пару часов она пыталась освободиться или хотя бы ослабить хватку веревок.

    Блейз выругался, когда увидел ее раны. Отбросив булочки на столик, он бросился к кровати и прижал ее плечи, чтобы она прекратила извиваться и перестала ранить свои руки.

    — Ты с ума сошла? Посмотри, что ты наделала!

    Кейт закатила глаза и саркастично произнесла.

    — О Боже, как же это глупо с моей стороны пытаться освободиться от веревок, когда я обнаружила себя связанной на кровати сумасшедшего.

    Он сердито выдохнул и навалился на нее грудью, глядя прямо в глаза, он был так близко, что еще пара сантиметров — и их носы соприкоснутся.

    — Ты засадила меня в тюрьму. Ты солгала аврору.

    — А ты схватил меня и тащил как варвар. Это рукоприкладство!

    — Замолчи! — Блейз глубоко вздохнул. — Сейчас я тебя развяжу и залечу твои раны.

    Она скептически на него взглянула и тут же перестала ерзать. Блейз отстранился и взмахнул палочкой, освобождая её. Кейт быстро сгруппировалась и села на кровати, поджав ноги и растирая затекшие запястья.

    Блейз присел рядом и протянул к ней руку.

    Кейт протянула к нему правую руку.

    — Ты знаешь, что ты больной идиот? Зачем ты вообще меня похитил?

    Блейз сжал зубы.

    — Это было спонтанное решение. В конце концов, — он залечил ссадины на правой руке и бесцеремонно схватил ее за левую, заставив повернуться к нему лицом, — я просидел в холодной сырой камере с какими-то сумасшедшими преступниками целую ночь, так что ты должна была заплатить. Око за око, так сказать.

    — Это что, девиз семьи Забини?

    Блейз откинул ее залеченную руку от себя.

    — Перестань выводить меня из себя! Если я больной идиот, то ты точно бешенная стерва!

    Кейт зло сощурилась и попыталась его ударить, но Блейз всего за секунду подмял ее под себя и снова навис сверху. Прижатая к кровати его телом Кейт сразу же начала сопротивляться. Ее тонкая фигурка дергалась рывками, которые отозвались в голове Блейза неожиданными недвусмысленными фантазиями.

    Он улыбнулся и отрицательно покачал головой и постарался перегруппироваться так, чтобы не слишком сильно давить на нее своим весом. И не только, как оказалось, весом.

    Собрав остатки смелости, и всей бравады, что в ней была, Кейт смело посмотрела в его глаза.

    — Что, Забини, боишься, что я пойду и заявлю о похищении, и тогда ты не отделаешь одной ночью в тюремной камере. — Она снова дернулась, пытаясь сбросить его с себя, и задела ногой его эрекцию. — Что… что это, черт возьми? — Ее глаза расширились.

    Блейз поморщился, не переставая ее удерживать. Кейт вновь заметалась под ним.

    — Слезь с меня, слезь с меня! Ты чертов извращенец! Какой мужик будет возбуждаться от перепалки с женщиной, которая грозится засадить его в тюрьму?!

    — Когда эта женщина трется об тебя как течная сука! — зло бросил Блейз.

    — Что?! — от возмущения Кейт замерла. — Я не терлась об тебя, кретин! — и снова попыталась вывернуться.

    — Прекрати извиваться и провоцировать меня!

    Кейт застыла, прекратив отчаянные попытки вырваться, поняв, что ее действия действительно имеют явный сексуальный подтекст. Она глубоко задышала, глядя прямо на расширяющиеся зрачки Блейза. Комнату наполнило разгоряченное дыхание.

    — Чёрт, женщина! — процедил Блейз и жарко поцеловал Кейт.

    Мина была домовым эльфом семейства Забини вот уже на протяжении нескольких поколений, но никогда у нее не было столь доброго хозяина, как хозяин Блейз. Он досыта кормил ее и содержал в чистоте, регулярно поставляя новые наволочки, когда истрепывались старые; таким хозяином можно было только гордиться.

    Тем не менее, когда она слышала крики, доносящиеся из спальни хозяина Блейза, то волновалась.

    Голос бедной женщины был полон такого бешенства, что Мина ужасалась, помня, сколько хозяева Забини могут причинить боли и страдания беззащитному существу.

    Ей не хотелось верить, что ее любимый хозяин Блейз мог причинить кому-то столько плохого, но крики пугали её!

    Мина знала, как поступить! Она пойдет к Добби! Добби всегда понимал все переживания домовых эльфов, и, в отличие от всех остальных эльфов, он никогда не ругал её, не судил её, и не сплетничал о ней!

    Кивнув себе, Мина вздрогнула в последний раз от криков бедной девушки и аппарировала к границе Хогвартса. Добби знает, что делать. ясно как день, что Добби знает, как ей поступить.

    Перед глазами домовухи во всем своем великолепии предстал замок. Незаметно пройдя через ворота и минуя повороты замка, Мина нашла вход в кухню Хогвартса. Войдя внуть, ее ноздри сразу наполнились обилием ароматов.

    Большинство эльфов даже не обратили на нее внимания, занятые собственными делами. Отыскать Добби среди своих собратьев было проще простого, поскольку даже в стоящей на кухне жаре на его голове красовался разноцветный головной убор.

    Он восторженно ее поприветствовал и предложил кучу бутербродов и напитков, но Мина вежливо отказалась.

    Она так беспокоилась, что как можно быстрее поведала Добби историю, происходящую в доме ее хозяина.

    Большие глаза Добби медленно моргнули.

    — Мина, это страшная проблема!

    Мина в ужасе схватила себя за уши.

    — О, я так и знала! Хозяин Блейз держит у себя женщину, которой это не нравится, ах, ах, ах.

    — Хуже! — пискнул Добби. — Я слышал. — Он наклонился ближе, прямо к ее огромному уху. — Я слышал, что невеста хозяина Драко, мисс Герми, исчезла!

    — О! Тогда это она! — огромные слезы брызнули из глаз домовухи. — О! Как можно! Хозяин Блейз украл невесту своего лучшего друга? О, хозяин Драко наверно сходит с ума! Нужно скорее все ему рассказать!

    — Я сразу же скажу хозяину Драко.

    — Нет, нет, нет. Ты все правильно сделала Мина, мы защитим мисс Герми. Отправляйся обратно в поместье и проследи, чтобы все было в порядке. Не волнуйся, министерство накажет плохого хозяина и не даст причинить тебе вред!

    — Что? — Драко уставился на своего бывшего домашнего эльфа, который беспрерывно дергал ушами. — Повтори, что ты сказал.

    — Хозяин Блейз похитил мисс Герми! — пропищал Добби и его глаза расширились еще больше.

    — Добби, ты ошибаешься. Откуда ты вообще это узнал? — Драко устало потер переносицу, обдумывая, не начать ли поиск Гермионы вне Британии. Она всегда любила Францию.

    — Добби узнал от одного из эльфов хозяина Блейза, — нервно произнес он и слегка понизил голос. — Она кричала, мисс Герми кричала. Все слуги и эльфы слышали это. Наверно он.

    Драко прервал напыщенную речь Добби.

    — Ты говоришь, что слуги слышали, как кричала женщина?

    — Ладно, я разберусь с этим, Добби, — Драко пожал плечами и отпустил беспрестанно кланяющегося домовика.

    Драко встал, прошел в коридор и подозвал лакея, стоявшего в тени.

    — До тебя доходили в последнее время какие-нибудь сплетни из дома Забини?

    — Сэр, что вы. Мы выше сплетен…

    Драко закатил глаза.

    — Мерлин, перестань. Так были слухи или нет?

    Человек заколебался, его взгляд заметался из стороны в сторону, не желая уточнять что-либо.

    — Твою ж! — Драко резко развернулся и пошел к камину. Что, черт возьми, сделал его друг? Нет, он не мог на самом деле выкрасть Гермиону. но ему никогда не нравилась идея Драко жениться на грязнокровке. Отношения Блейза и Гермионы всегда были достаточно напряженными.

    — Чёрт, — он снова выругался. Ему не хотелось верить в худшее. Верить, что один из его лучших друзей, с которым столько было пережито вместе, что он….

    Драко встряхнул головой, прогоняя мысли прочь. Черт возьми, он узнает, что происходит, и если слухи правдивы, Блейз окажется на соседней с Гойлом койке.

    fanfics.me

    Периодические заметки о программировании

    пятница, 27 декабря 2013 г.

    До скольки можно посчитать на пальцах?

    Для определенности, договоримся, что будем вести счет на пальцах, разгибая изначально собранные в кулак пальцы. Этот способ практически равноценен загибанию пальцев, но более нагляден на иллюстрациях. Итак, пальцы собраны в кулак — ноль, один палец распрямлен — один! и т.д.

    До скольки же можно посчитать на пальцах двух рук?

    Первый ответ, просящийся с языка: до десяти. Действительно, при традиционном способе счета на пальцах мы сначала разгибаем пальцы на одной руке, досчитывая до пяти, и далее переходим на другую руку: шесть, семь, . десять. Досчитали до десяти — и пальцы на руках закончились. Теперь, если нужно считать дальше, придется держать десяток в уме (на ум пошло!) и повторно использовать пальцы сначала одной, затем и другой руки для счета следующего десятка.

    А что, если. считать не десятками, а пятерками? Две руки по пять пальцев на каждой отлично годятся для этого. Отсчитаем первую пятерку, разгибая пальцы одной руки. Досчитав до пяти и использовав все пальцы одной руки, вместо того, чтобы держать пятерку в уме, отложим ее на пальцах другой руки! И продолжим считать, снова разгибая пальцы первой руки. Отсчитав вторую пятерку, отложим и ее на пальцах другой руки, и продолжим счет дальше:

    Какое число показывают пальцы на картинке? Одиннадцать! На руке слева два разогнутых пальца обозначают две пятерки, то есть, десять, а на руке справа — один разогнутый обозначает единицу. Итого, одиннадцать:

    Если продолжить счет пятерками, пока не кончатся пальцы на двух руках, то до скольки нам удастся досчитать?

    Пять пальцев на руке слева обозначают пять посчитанных пятерок, то есть, двадцать пять, да пять пальцев на руке справа дают еще пять единиц. Мы досчитали до тридцати при помощи наших десяти пальцев!

    Таким образом, десять распрямленных пальцев — это тридцатка. Теперь, если нужно считать дальше, придется «положить на ум» тридцатку, и, приведя пальцы двух рук в исходное положение — сжав в кулаки — обнулив наше счетное устройство, — начать счет второй тридцатки. Выходит, считая пятерками, мы получили большую «емкость» нашего счетного устройства? Если при счете десятками нам удалось при помощи двух рук досчитать, максимум, до десяти, то при счете пятерками мы добрались аж до тридцати!

    Успехи впечатляют. Но предел ли это?

    Заметим, что у способа счета, который мы использовали, есть одна особенность: некоторые числа обозначаются более, чем одной комбинацией пальцев. Так, при счете десятками, десять разогнутых пальцев обозначают десяток и «отложенный на ум» десяток (или отложенный камешек, ракушка) тоже обозначает десяток! При счете пятерками, пять разогнутых пальцев на руке справа обозначают пятерку, и один разогнутый палец на руке слева тоже обозначает пятерку!

    А как, при счете пятерками, двумя разными способами показать число десять? пятнадцать? Ответьте сами.

    Такой же способ счета, когда некоторые числа представляются на счетном устройстве более, чем одним образом, характерен для русских счётов. Десять костяшек одного ряда (разряда), откинутые влево, и одна костяшка следующего ряда, откинутая влево, обозначают одно и то же число. См., например, статью про счёты в википедии.

    Что если при счете на пальцах мы попробуем избавиться от избыточности и задействовать избыточные комбинации пальцев для обозначения дополнительных чисел? Вот что я имею в виду:

    Получается, что на руке слева теперь мы откладываем не пятерки, а шестерки! А максимальное число, которое можно изобразить, распрямив пять пальцев на двух руках, пять шестерок слева да пять единиц справа — тридцать пять.

    Чертовщина какая-то, скажете вы и будете правы.

    При помощи двух пятипалых рук оказывается более эффективным считать шестерками, а не пятерками. Иными словами, две руки как два разряда счетного устройства работают в шестиричной позиционной системе счисления (а не в пятеричной). При этом каждая рука-разряд в процессе счета принимает шесть различных значений от 0 до 5 , а две руки-разряда вместе проходят диапазон из тридцати шести значений от 00 до 556 . Последнее число — запись в шестиричной системе числа тридцать пять:

    Для записи чисел в шестиричной системе достаточно шести цифр: от 0 до 5. Для более наглядной демонстрации счета в шестиричной системе добавим к предыдушей картинке цифровое счетное устройство:

    Могли бы мы считать шестерками, а не десятками, в повседневной жизни? После проделанных упражнений на пальцах кажется, что шестиричная система должна была получить свой шанс в истории человечества. Однако, не сложилось. Как не сложилось и в случае с одиннадцатеричной системой счисления, см. Всемирный заговор девятипалых.

    Между тем, кое-что мы до сих пор считаем дюжинами — это отголосок двенадцатеричной системы счисления древнего Шумера (предположительно, от числа фаланг на четырех пальцах одной руки, за исключением большого). Пользуемся также наследием шестидесятиричной системы счисления, распространенной в древности на Ближнем Востоке: шестьдесят минут в часе, в градусе; двенадцатилетний и шестидесятилетний циклы восточного календаря.

    При этом десятичная система остается преобладающей в общении между людьми. А двоичная — безусловный лидер среди компьютеров.

    torofimofu.blogspot.com

    Небольшой обзор на дешевый спиннер. Бесполезная штука которая поселилась у меня в руках.

    Оплатил, поставил памятку что, если не придёт, в конце мая открыть спор на paypal. И благополучно забыл про покупку.

    Но прошёл месяц и спиннер приехал. Ну раз приехал, расскажу.

    Спиннер покупался за 2.61$, чуть позже тут выкладывали акцию от GB на спиннеры по примерно такой же цене, но якобы с керамическими подшипниками. (позже заказавшие написали, что подшипники металлические, а GB обманщики)

    Спиннер был упакован в мятую коробку. C одной стороны на коробке имеется смотровое окошко, прикрытое плёнкой.

    С обратной стороны название «Fidget Spinner» и подпись Work, Class, Home.

    При покупке невозможно было выбрать цвет. Было указано «colormix». Мне пришел спиннер чёрного цвета.

    Сам спиннер изготовлен из пластика. Имеет размер 80х80х12мм.

    В каждом из трёх концов спиннера вставлены подшипники. Имеют маркировку ABEC-9 608RS.

    Гугл выдал информацию, что это водостойкие покрытые резиной подшипники для скейтбордов.

    Расшифровывается данная маркировка так:

    Роликовые подшипники наиболее часто используют трех видов: 608, 688 и 698. Первая цифра – тип подшипника – 6, означает, что подшипник относится к типу «single-row deep groove» (один ряд с глубокой канавкой). Это наиболее часто встречаемые подшипники. Вторая цифра указывает на серию подшипника. Существуют такие серии (от самой легкой к самой тяжелой):

    9 – очень тонкие

    1 – сверхлегкого давления

    Третья и последняя цифра указывает на диаметр внутреннего кольца.

    608 подшипник. Используется в большинстве роликов. Внутренний диаметр 8мм, внешний – 22мм, толщина – 7мм.

    ABEC (Annular Bearing Engineering Council — Совет производителей подшипников.)

    ABEC 9 – Наиболее точные и качественные подшипники, поэтому и самые дорогие. Погрешность – 0,0012 мм.

    Классификация ABEC используется в основном только для роликовых и скейтбордических подшипников. Везде же используется общепринятая система стандартов ISO (International Standards Organisation – англ. Международная Организация Стандартов).

    Таблица классификации по системе ISO подшипников ABEC:

    ABEC 9 эквивалентен ISO P2

    Может это кому что и объяснит.

    Я же из предыдущих обзоров понял одну вещь-спиннеры на стальных подшипниках намного хуже, чем на керамических. Но на керамических подшипниках спиннеры дороже.

    В центре спиннера вставлен еще одни подшипник. Тоже стальной, такого же типа, как и в лучах. Но без резиновой защищающей шарики вставки.

    Вставки снимаются а подшипник можно вытащить:

    Как видим крутится около минуты. Но на самом деле это неидеальный способ замера. Например, если крутануть спиннер сильнее, то он будет крутиться дольше. И соответственно наоборот.

    Сейчас на эти спиннеры повальная мода. Не раз замечал, как по улицам ходят люди и крутят в руках спиннеры различных форм и расцветок. Говорят, что якобы успокаивает.

    Я тоже имею привычку крутить в руках постоянно разные предметы: ручку, карандаш, отвёртку или еще что-то подобное. Теперь вместо этого постоянно кручу в руках спиннер. Он у меня лежит на столе, на работе. Если нервничаю, или от скуки, или просто, когда руки не заняты. Кручу его в руках.

    Не скажу, что успокаивает. Потому что я особо не нервничаю. Но просто прикольно держать его в руках. Некая вещь больше для ощущений, которые не передать. Просто нравится.

    Спиннер нельзя назвать нужной покупкой. Это игрушка. Никакой пользы он не приносит. Но его так интересно постоянно крутить в руках. Сперва я подумал «ну и ерунда! Зачем я это купил?»

    Сейчас я думаю, что за свою цену прикольная вещь.

    Хотя конечно я не буду покупать спиннеры за 15-20 баксов. Реклама которых приходит в рассылках от инет-магазинов.

    Но за 2-3 бакса вполне можно взять поиграться.

    mysku.me